Эпидемиологические данные указывают, что неврозоподобная форма в подростковом возрасте встречается в 42 % [Личко А. Е. и др., 1986] от всех случаев вялотекущей шизофрении, т. е. реже, чем психопатоподобная. В период манифестации неврозоподобные синдромы возникают в 16 % от числа всех случаев шизофрении и шизоаффективных психозов у подростков.

Клиническая картина и во взрослом, и в юношеском возрасте наиболее полно представлена Р. А. Наджаровым (1955), R. Hoch и соавт. (1962). В период манифестации у подростков возникает один из синдромов, представленных в предыдущем разделе, среди которых наиболее частыми являются обсессивно-фобический (34 %) и дисморфоманический (29 %). Астеноипохондрический синдром отмечен в 14 %, синдром метафизической интоксикации — в 11 %. Остальные синдромы (аноректический, деперсонализационно-дереализационный, астеноанергический) относительно редки — каждый из них констатирован в 3—5 %. Почти половина случаев падает на подростковые неврозоподобные синдромы, а другая половина — на синдромы, общие со взрослыми.

Течение неврозоподобной формы, начавшейся в подростковом возрасте, характеризуется, по данным многолетних катамнезов [Личко А. Е. и др., 1986], высоким числом (37 %) хороших и стойких ремиссий с удовлетворительной социальной адаптацией. Регредиентный тип течения здесь встречается чаще, чем при психопатоподобной форме. Почти ту же частоту (32 %) у взрослых отметили P. Hoch и соавт. (1962).

В большинстве случаев хорошие ремиссии устанавливаются в период от 6 мес до 2 лет от начала манифестации. Наиболее благоприятными оказались синдром метафизической интоксикации и деперсонализационно-дереализационный.

Прогностически хорошим признаком в период манифестации служит выраженный депрессивный фон, на котором развертывается каждый из неврозоподобных синдромов. Этот признак, видимо, неспецифичен для данной формы шизофрении — он считается благоприятным для шизофрении в целом [McGlashan Т., 1986]. Переход в прогредиентные формы шизофрении (параноидную или простую) происходит, по нашим данным, приблизительно в 40 %. Существует мнение, что неврозоподобные синдромы гораздо чаще психопатоподобных сменяются параноидной формой, чем простой. Теоретически это объясняется логической связью в цепи: «навязчивые идеи — сверхценные идеи — бредовые идеи». Наши данные свидетельствуют о том, что переход в параноидную форму достоверно чаще, чем в простую, происходит только при двух синдромах, соответствующих этой логической цени — при синдромах дисморфоманическом и обсессивно-фобическом. При других неврозоподобных синдромах вероятность перехода в простую и в параноидную форму приблизительно одинакова.

Инвалидность II группы, по данным отдаленных катамнезов, была установлена в 14 %. Завершенные суициды в ближайшие 5 лет от начала манифестации были в 2 %.

Значительно реже при неврозоподобной форме, чем при психопатоподобной (23 % вместо 42 %), можно наблюдать многолетнее стационарное состояние с маломеняющейся неврозоподобной симптоматикой, с нерезкими ухудшениями и незначительными улучшениями по временам. Социальная адаптация большинства таких больных бывает значительно снижена. Хотя многие из них кончают среднюю школу, но работают они непостоянно, в облегченных условиях, иногда под непосредственной опекой кого-либо из близких. Однако присущие шизофрении изменения личности оказываются выраженными довольно слабо. Но с годами у таких больных нарастают психастенические, истерические и шизоидные черты [Смулевич А. Б., 1987].