13 Ноябрь, 2003
Если у больных шизофренией не наступило клинического улучшения в конце первой недели терапии типичными антипсихотиками, скорее всего, терапия в течение 4х недель окажется не более эффективной.
Если у больных шизофренией не наступило клинического улучшения в конце первой недели терапии типичными антипсихотиками, скорее всего, терапия в течение 4х недель окажется не более эффективной. Patients with Schizophrenia Unlikely to Respond to Treatment Within 4 Weeks if No Response Noted at 1 Week A DGReview of :"Early prediction of antipsychotic response in schizophrenia" American Journal of Psychiatry 11/10/2003 By Emma Hitt, PhD По данным последних исследований, хороший ответ на терапию классическими антипсихотиками в течение 4 недель маловероятен, если не наблюдалось клинического улучшения после первой недели терапии. В целях сокращения сроков госпитализации, современные руководства предписывают быструю смену терапии «нонреспондерам», но, к сожалению, как замечает Christoph U. Correll, MD, with the Hillside Hospital, Glen Oaks, New York, United States с коллегами, «существуют лишь отдельные эмпирические данные, подкрепляющие данную практику». Они исследовали 131 пациента, страдающего шизофренией, в остром состоянии, в течение 4 недель получавших флуфеназин. Для оценки состояния использовалась шкала BPRS; оценка проводилась в начале терапии и в конце каждой недели терапии. Оценивалась связь между изменениями суммарного бала по шкале BPRS и изменениями суммы балов по отдельным субшкалам после первой недели терапии. Как окончательный ответ на антипсихотическую терапию расценивалось снижение суммарного бала по шкале BPRS на 20% и более после 4 недель терапии. Поданным исследователей, все пациенты, показавшие снижение суммарного балла по шкале BPRS менее чем на 20% и 95% пациентов, показавших менее чем 20-типроцентное снижение балла по подшкале когнитивных расстройств после первой недели терапии, оказались нонреспондерами по окончании 4-х недельного курса терапии. Dr. Correll заключил, что «пациенты, показавшие минимальную редукцию позитивной симптоматики после первой недели терапии типичными антипсихотиками, как правило, не отвечают на терапию в течение 4-х недель. Эти данные требуют подтверждения и дальнейшей разработки и аналогичных исследований антипсихотиков второго поколения», добавил он. Согласно исследователям, ранняя оценка с применением шкалы BPRS может быть полезна для распознавания нонреспондеров в первые 7 дней терапии и служить основанием для смены антипсихотической терапии. «Более того, так как оценка проводилась еженедельно, мы не можем исключить того, что клиническое улучшение в первые дни (до 7 дня терапии) является даже более надежным предиктором эффективности терапии, чем улучшение по истечение первой недели» – добавил Dr. Correll. Am J Psychiatry 2003 Nov;160:11:2063-2065. "Early prediction of antipsychotic response in schizophrenia"
10 Ноябрь, 2003
Использование селективных ингибиторов обратного захвата серотонина в комбинированной терапии негативных симптомов шизофрении
Int Clin Psychopharmacol. 2003 Nov;18(6):305-13. Использование селективных ингибиторов обратного захвата серотонина в комбинированной терапии негативных симптомов шизофрении Selective serotonin reuptake inhibitor augmentation in the treatment of negative symptoms of schizophrenia. Silver H. Краткий обзор. Терапия негативных расстройств при шизофрении представляет собой основную клиническую проблему. Данный обзор анализирует данные по эффективности, переносимости и безопасности использования СИОЗС в комбинации с антипсихотиками для лечения негативных расстройств. В статье обсуждаются такие вопросы методологии исследования, как дифференциация между первичными и вторичными негативными симптомами. Анализ доступных на данный момент сведений позволяет придти к заключению, что по крайней мере некоторые СИОЗС позволяют облегчить первичные негативные симптомы у больных шизофренией, получающих антипсихотики. Комбинация антипсихотиков и СИОЗС может считаться достаточно безопасной и переносится хорошо, но из-за возможного подъема концентрации антипсихотиков следует признать необходимым мониторинг концентрации лекарственных веществ. Эффективность данной комбинации требует дальнейшего изучения. Комбинация с клозапином требует особой осторожности, так как потенциальная токсичность сывороточного клозапина резко возрастает. В целом использование СИОЗС при терапии шизофрении представляется перспективным. PMID: 14571150 [PubMed - in process]
08 Ноябрь, 2003
FDA разрешило применение RISPERDAL(r) CONSTA(tm) для лечения шизофрении – RISPERDAL(r) CONSTA(tm) – первый атипичный антипсихотик пролонгированного действия.
[Study title: Long-Term Effectiveness of Clozapine Therapy in Treatment – Refractory Schizophrenia: Results of a 5 to 13 Year Follow Up Study. Abstract P1-1] FDA Approves Risperdal (Risperidone) Consta for Treating Schizophrenia FDA разрешило применение RISPERDAL(r) CONSTA(tm) для лечения шизофрении – RISPERDAL(r) CONSTA(tm) – первый атипичный антипсихотик пролонгированного действия. (сокращенная версия) TITUSVILLE, N.J., Oct. 29 /PRNewswire/ -- The U.S. Food and Drug Administration today approved RISPERDAL CONSTA [ long-acting injection] for the treatment of schizophrenia 29 октября FDA разрешила применение рисперидона-пролонга RISPERDAL(r) CONSTA(tm) [(risperidone) long-acting injection] для лечения шизофрении. Это первый атипичный антипсихотик пролонгированного действия, одобренный FDA. Новые механизмы обеспечивают поддержание стабильной терапевтической концентрации препарата в крови после одной инъекции каждые две недели. Разработан Risperdal Consta Johnson & Johnson Pharmaceutical Research & Development, L.L.C. and Alkermes, Inc. и предоставлен на рынок компанией Janssen Pharmaceutica Products, L.P. Клинические испытания. Эффективность Risperdal Consta оценивалась в плацебо-контролируемом исследовании 400 взрослых стационарных и амбулаторных пациентов длительностью 12 недель. Для оценки результатов применялась шкала PANSS. По сравнению с пациентами, получавшими плацебо, у пациентов, получавших 25 мг Risperdal Consta, была отмечена более значительная редукция как позитивной, так и негативной симптоматики: у 47% получавших Risperdal Consta, и только у 17% получавших плацебо, наблюдалось клиническое улучшение. Как клиническое улучшение расценивалось 20-ти процентное и более уменьшение суммы балов по шкале PANSS. В ходе 12-ти недельного исследования наиболее часто наблюдались такие побочные эффекты, как головная боль, возбуждение, психозы, бессонница, головокружение, ринит и боль. Пациенты, получавшие Risperdal Consta, и пациенты, получавшие плацебо, высказывали жалобы на побочные эффекты примерно с одинаковой частотой (80 и 83% соответственно). Интересно, что серьезные побочные эффекты чаще наблюдались у группы, получавшей плацебо (23,5%) по сравнению с группой, получавшей Risperdal Consta (13% у получавших 25 мг и 14%, получавших 50 мг). Частота пассивно предъявляемых жалоб на побочные эффекты, связанные с экстрапирамидными расстройствами (обратимые двигательные нарушения - двигательное беспокойство, тремор, мышечная ригидность) среди тех, кто получал 25 мг Risperdal Consta сопоставима с частотой у получавших плацебо (13 и 10% соответственно). Распространенность экстрапирамидных расстройств у получавших 50 мг Risperdal Consta составила 24%. Прекращение терапии вследствие побочных эффектов потребовалось в 12% случаев Risperdal Consta (37 из 302) и в 12% случаев плацебо (12 из 98). Так же, как и при применении перорального рисперидона, у пациентов, получавших Risperdal Consta, наблюдалась незначительная прибавка в весе (0,5 кг при дозе 25 мг и 1,2 кг при дозе 50 мг за 12 недель). Кроме того, пациенты предъявляли жалобы на болезненность места инъекции, уменьшающуюся по мере лечения, оцененную пациентами по стобалльной шкале (где 0 – отсутствие боли, а 100 – невыносимая боль) как 9 баллов после шестой по счету инъекции 25 мг Risperdal Consta. Во всех группах покраснение, припухлость и уплотнение на месте инъекции отмечалось только в 5% случаев. Технология доставки препарата При изготовлении Risperdal Consta используется запарентованная технология доставки препарата Medisorb(R), разработанная Cambridge, Mass.-based Alkermes, Inc. Активное вещество заключено в микросферы на полимерном основании, которые медленно распадаются в организме, постепенно высвобождая активное вещество с тщательно контролируемой скоростью. На данный момент Risperdal Consta разрешен к применению более чем в 40 странах мира. Клинические испытания показали хорошую переносимость препарата. Тем не менее, как и при применении других антипсихотиков, возможно появление побочных эффектов. Требующие активного терапевтического вмешательства побочные эффекты, встречавшиеся с частотой более чем 5% хотя бы у одной из групп, получавших Risperdal Consta (25 мг или 50 мг) и, по крайней мере, в 2 раза чаще, чем у поучавших плацебо, следующие: сомноленция, акатизия, паркинсонизм, диспепсия, запор, сухость во рту, усталость и увеличение веса. При назначении следует помнить о риске поздней дискинезии и по возможности свести его к минимуму: при появлении таких неврологических симптомов, как ритмичное подергивание мышц следует рекомендовать прекращение лечения. При метаанализе результатов исследований применения различных дозировок Risperdal Consta частота поздней дискинезии составила 0,6% (9 из 1499). Risperdal Consta сочетает в себе преимущества пролонгированной формы и достоинства орального рисперидона, наиболее часто назначаемого по всему миру антипсихотика. SOURCE: Janssen Pharmaceutica Products, L.P.
06 Ноябрь, 2003
Нарушенное ощущение гиперсаливации у больных, получающих клоназапин
Нарушенное ощущение гиперсаливации у больных, получающих клоназапин CPA: Perception of Hypersalivation in Patients on Clozapine Is Inaccurate By Donalee Moulton HALIFAX, CANADA -- November 5, 2003 – По результатам последних исследований, саливация у пациентов, получающих клозапин и жалующихся на повышенное слюноотделение, особенно по ночам, не только не повышена, но даже несколько снижена по сравнению с контрольной группой. «Нами не было обнаружено повышения секреции (у пациентов на клозапине), а ночные симптомы могут быть обусловлены затруднениями сглатывания во время глубокого сна» - полагает доктор Ed Rotstein, MD, психиатр Community Schizophrenia Services, St. Joseph's Healthcare and the Department of Psychiatry and Behavioural Neurosciences, McMaster University, Hamilton, Ontario, Canada. Результаты исследований доктора Rotstein были представлены на 53 ежегодном съезде Канадской Ассоциации Психиатров. В исследование было включено 22 пациента, получавших клозапин (средняя суточная доза 400 мг). 15 человек составили контрольную группу. Все участники заполнили опросник по теме гиперсаливации. Нестимулированную секрецию слюны у всех участников исследования измеряли с помощью стоматологических ватных шариков. Пациенты, получавшие клозапин, гораздо чаще ощущали мокрый рот в течение дня (50%) и ночи (86%). В контрольной группе никто такого не отмечал. Так же в экспериментальной группе 91% отмечали мокрую от слюны подушку, пробуждения, захлебываясь слюной (50%), сплевывание в течение дня (23%). Dr. Rotstein отметил, что измерение фактической саливации в течение дня и ночи показало, что у пациентов, получающих клозапин, количество слюны снижено по сравнению с контрольной группой. Он добавил, что эта несообразность может быть объяснена двумя возможными способами. Во-первых, большинство пациентов отмечали повышение слюноотделение ночью, причем препарат они принимали на ночь, а измерение саливации проводилось не раньше утра. Во-вторых, данный побочный эффект мог быть следствием действия других лекарственных средств; другие антихолинергические медикаменты были исключены из исследования. Вследствие этого, в следующем исследовании у 18 пациентов, получавших клозапин, саливация измерялась рано утром и ночью через час после приема медикамента. Существенной разницы при двух измерениях не обнаружилось, несмотря на то, что 100% пациентов из этой группы отмечали намокание подушки от слюны в течение ночи. [Study Title: Assessment and Treatment of Clozapine Induced Hypersalivation. Abstract P1-11]
03 Ноябрь, 2003
Увеличение веса – потенциальная проблема для пациентов, сменивших рисперидон на оланзапин
Увеличение веса – потенциальная проблема для пациентов, сменивших рисперидон на оланзапин Weight Gain is Potential Problem in Patients Switched from Risperidone to Olanzapine A DGReview of :"Weight change after an atypical antipsychotic switch" Annals of Pharmacotherapy 10/16/2003 By Deanna M Green, PhD По сообщениям некоторых исследователей, при смене терапии с рисперидона на оланзапин, но не наоборот, наблюдаются существенное повышение массы тела и индекса массы тела. Атипичные антипсихотики получили большую распространенность вследствие доказанной эффективности при терапии шизофрении и при этом достоверно более низкой частотой развития экстрапирамидных расстройств по сравнению с традиционными нейролептиками. Тем не менее, у этого класса препаратов имеются такие побочные эффекты, как дислипидемия, повышение массы тела и гликемические нарушения. Так как замена одного нейролептика другим при терапии шизофрении является распространенным явлением, необходимо накопление информации о возможных метаболических эффектах подобной замены. L Douglas Ried, PhD, and colleagues at the University of Florida and the Malcom Randall Veterans Affairs Medical Centre, Gainesville, Florida, United States, проанализировали влияние замены нейролептиков на вес пациентов. Ретроспективное исследование включало 86 пациентов (75 мужчин и 11 женщин, средний возраст 53 года), которые вначале получали или рисперидон, или оланзапин в течении более 60 дней, а потом была произведена замена препарата (>60 дней). Вес и ИМТ оценивались до и после смены терапии. Исследование показало, что у пациентов, переключенных на оланзапин, произошло значительное увеличение веса в среднем на 2,3 кг (2,8% от исходной массы тела) (р=0,01) и увеличение ИМТ в среднем на 3% (р=0,02). Более того, у четверти пациентов увеличение массы тела составило более чем 7%. У пациентов, «переключенных» на рисперидон, существенных изменений веса и ИМТ не наблюдалось. Более того, была обнаружена тенденция к снижению массы тела и ИМТ. Но вопреки это общей тенденции, у 1 из 8 пациентов наблюдалось повышение массы тела более чем на 7% от исходного. Дальнейший анализ показал, что у всех пациентов в первые шесть месяцев наблюдалось некоторое увеличение массы тела, а в последующем у тех пациентов, которые были «переключены» на рисперидон, наблюдалось некоторое снижение веса. Dr. Ried пришел к выводу, что «даже после стандартизации по исходному весу, замена рисперидона на оланзапин была более склонна приводить к увеличению веса.» Он так же сказал, что «необходимы дальнейшие исследования для того, что бы определить, приводит ли увеличение массы тела, вызванное атипичными антипсихотиками, к таким серьезным состояниям, как гипертензия, ишемическая болезнь сердца и диабет 2 типа». Dr. Ried добаил, что “врачам следует активно продумать стратегии снижения или поддержания веса, такие как группы психотерапевтической поддержки и диеты”. The Annals of Pharmacotherapy 2003;37:10:1381-1386. "Weight change after an atypical antipsychotic switch"
03 Ноябрь, 2003
Международный конгресс «МОЛОДОЕ ПОКОЛЕНИЕ ХХI ВЕКА: АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ЗДОРОВЬЯ»

С 3 по 6 ноября 2003 года в г. Минске прошел Международный Конгресс «МОЛОДОЕ ПОКОЛЕНИЕ ХХI ВЕКА: АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ЗДОРОВЬЯ», который организует Белорусский госдарственный педагогический университет им. Максима Танка при поддержке Министерства образования Республики Беларусь.

Цель конгресса: установление профессиональных контактов между специалистами Республики Беларусь, стран Союза Независимых Государств и Международного Сообщества, работающих в области охраны психологического здоровья детей, подростков и молодежи, для обмена практическим опытом и организации международного и междисциплинарного творческого взаимодействия.

ПРОБЛЕМНОЕ ПОЛЕ КОНГРЕССА

 

1. РЕБЕНОК И СЕМЬЯ:

  • семейный контекст развития личности;

  • формирование психологической культуры семьи как условия психологического здоровья его членов;

  • воспитательные технологии в решении проблем ребенка и его семьи;

  • формирование психологической культуры самопознания и самовоспитания на основных этапах онтогенеза;

  • дети, лишенные семьи - проблемы адаптации и социально-психологической реабилитации.

 

2. РЕБЕНОК И ОБЩЕСТВО:

  • макросоциальные влияния на развитие и адаптацию подрастающего поколения;

  • микросоциум (семья-школа-детская среда) как патогенный и саногенный фактор;

  • взаимосвязь психологического здоровья и психологической культуры личности;

  • культурно-психологические и здоровье сберегающие аспекты межличностного социально-педагогического взаимодействия;

  • культурно-психологические и здоровье сберегающие аспекты оценочной деятельности взрослых;

  • молодежное волонтерское движение как общественная модель сохранения социально-психологического здоровья подрастающего поколения;

  • формирование оптимального отношения человека к своему здоровью на основных этапах жизненного пути.

  • социально-психологические аспекты полоролевой идентификации детей и подростков.

 

3. МЕЖДИСЦИПЛИНАРНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ПСИХИЧЕСКОГО ЗДОРОВЬЯ ДЕТЕЙ И ПОДРОСТКОВ:

  • психолого-педагогические и психопатологические аспекты адаптации ребенка в учреждениях образования;

  • общие и парциальные задержки психического развития - патопсихология, психопатология, коррекционная педагогика;

  • аутистические и парааутистические расстройства - диагностика, коррекция, абилитация;

  • психология, психиатрия и коррекционная педагогика раннего возраста;

  • возрастная психопатология - вопросы комплексной профилактики и диагностики.

 

4. ПОМОЩЬ РЕБЕНКУ И СЕМЬЕ В СОХРАНЕНИИ И ВОССТАНОВЛЕНИИ ПОЗИТИВНОЙ СОЦИАЛИЗАЦИИ:

  • культурно-психологические аспекты лечебной педагогики, психотерапевтических технологий и консультативной работы;

  • социально-психологические истоки аддиктивного поведения детей и подростков, психолого-педагогическая, медикаментозная коррекция и социотерапия;

  • ВИЧ-инфицирование у детей и подростков: профилактика и реабилитация;

  • девиантное и делинквентное поведение несовершеннолетних: патогенетические и коррекционно-реабилитационные аспекты;

  • помощь детям в экстремальных ситуациях и военных конфликтах;

  • эффективные модели социально-психологической помощи ребенку и семье;

  • социально-психологическая реабилитация соматически больных детей и подростков;

  • современная психофармакотерапия в детском и подростковом возрасте;

  • нейропсихология детского возраста: диагностические и коррекционные аспекты;

  • педагогическая, психокоррекционная и социально-реабилитационная работа с семьями психически больных и социально дизадаптированных детей и подростков.

 

5. ОРГАНИЗАЦИОННЫЕ ПРОБЛЕМЫ СОЦИАЛЬНО-ПЕДАГОГИЧЕСКОЙ И ПСИХОЛОГО-ПСИХИАТРИЧЕСКОЙ РАБОТЫ С РЕБЕНКОМ И СЕМЬЕЙ:

  • перспективы международного научно-методического и организационного взаимодействия в решении проблем охраны психического здоровья детей и подростков;

  • современные подходы в подготовке специалистов, занятых в сфере здоровье сберегающей деятельности.

  • междисциплинарная подготовка и взаимодействие педагогов, психологов, работников здравоохранения и социальных педагогов;

  • психогигиенические, психопрофилактические, психокоррекционные и социально-реабилитационные проблемы образовательных учреждений.

  • современное состояние и перспективы организации и нормативно-правового обеспечения психологической и психиатрической помощи детям и подросткам.

 

6. ОТКРЫТЫЕ ДИСКУССИИ:

  • Профилактика социального сиротства и деинституционализация: современные модели, проблемы и перспективы.

  • Опыт работы, законодательные и профессионально-правовые проблемы детских психологических и кризисных служб различных ведомств и организаций (психолого-педагогические медико-социальные Центры, социальные приюты, Центры реабилитации несовершеннолетних, употребляющих психоактивные вещества, и др.).

  • Психолого-педагогическое консультирование и социальная педагогика, психотерапия и психокоррекция - сферы влияния и точки соприкосновения, технологии взаимодействия.

  • К открытию Конгресса издается сборник материалов (тезисов и докладов, присланных участниками Конгресса), включающий также персональные сведения о специалистах Республики Беларусь, России, стран Союза Независимых Государств и Международного Сообщества, занятых в сфере охраны психологического здоровья детей, подростков и молодежи.

    Предложения по проведению секционных заседаний, лекций, круглых столов, тезисы выступлений на русском / белорусском / английском языках (до 3 стр., 30 строк на стр.) в электронном варианте на дискете (редактор Word 95 и выше, шрифт Times New Roman Cyr, размер 14) и в двух экземплярах на бумажном носителе направляются по адресу: Республика Беларусь, 220114, г. Минск, Староборисовский тракт, 15, факультет психологии, ауд. 308, Оргкомитет Конгресса; либо электронным письмом в виде вложения (attachment) по адресу: consult1999@tut.by либо acpp@online.ru.

    Оформить заявку

    Материалы, пересылаемые электронной почтой, перед отсылкой необходимо строго проверить на возможность заражения вирусом, т.к. защитная программа при приеме отсекает вложения, подозрительные на заражение вирусом.

    Срок подачи программ секционных заседаний, лекций, круглых столов и тезисов до 1 сентября 2003 года

    Материалы, поступившие после 1 сентября 2003 г., рассматриваться не будут.

    Заявки на участие в работе Конгресса по прилагаемой форме просьба подавать не позже 1 сентября 2003 года

    Тел. для справок: +375 17 263 9201; тел./факс +375 17 263 7984.

    ОРГКОМИТЕТ

    Сопредседатели конгресса:

    Ковалева Татьяна Николаевна - заместитель министра образования Республики Беларусь,

    Чепурных Елена Евгеньевна - заместитель министра образования Российской Федерации.

    Сопредседатели оргкомитета конгресса:

    Кухарчик Петр Дмитриевич, ректор Белорусского государственного педагогического университета, член-корреспондент Национальной академии наук Беларуси,

    Северный Анатолий Алексеевич - президент Ассоциации детских психиатров и психологов, ведущий научный сотрудник Научного центра психического здоровья Российской академии медицинских наук.

    Оргкомитет конгресса:

    Бондарь Василий Александрович - кандидат физико-математических наук, доцент, Первый проректор по научной работе и проблемам развития педагогического образования БГПУ,

    Игумнов Сергей Александрович - доктор медицинских наук, профессор кафедры общей и педагогической психологии БГПУ,

    Колодич Елена Николаевна - кандидат психологических наук, зав. лаборатории клинической психологии и психологического консультирования БГПУ,

    Коптева Светлана Ивановна - кандидат психологических наук, доцент, декан факультета психологии БГПУ,

    Тихонов Леонид Никанорович - академик Национальной академии наук Беларуси,

    Тростанецкая Галина Николаевна - начальник Управления социально-педагогической поддержки и реабилитации детей Министерства образования РФ,

    Хильченко Валентина Владимировна - главный специалист Министерства образования РФ.

    Сопредседатели программной комиссии конгресса «Молодое поколение ХХI века: актуальные проблемы социально-психологического здоровья»:

    Коломинский Яков Львович - доктор психологических наук, профессор, научный руководитель факультета психологии БГПУ,

    Шевченко Юрий Степанович - доктор медицинских наук, профессор, председатель Московского отделения Ассоциации детских психиатров и психологов, зав. кафедрой детской и подростковой психиатрии, психотерапии и медицинской психологии Российской медицинской академии последипломного образования.

    Программная комиссия:

    Алексина Лидия Ивановна - кандидат психологических наук, декан факультета дефектологии БГПУ,

    Венгер Александр Леонидович - доктор психологических наук, профессор (РФ),

    Григорьева Наталья Константиновна - главный детский психиатр Министерства здравоохранения РБ,

    Грицевич Татьяна Дмитриевна - кандидат психологических наук, доцент, зам. декана факультета психологии БГПУ по науке,

    Иовчук Нина Михайловна - доктор медицинских наук, профессор (РФ),

    Илешева Розалия Галиевна - доктор медицинских наук, профессор (Казахстан),

    Киреев Владимир - председатель Общества экзистенциальной гуманистической терапии (Эстония),

    Кузнецов Игорь Валерьевич - доктор медицинских наук, профессор (Украина),

    Куниковская Лидия Степановна - кандидат медицинских наук, главный детский психиатр (Молдова),

    Лобанов Александр Павлович - кандидат психологических наук, доцент, зав. кафедрой общей и педагогической психологии БГПУ,

    Мартынова Вера Васильевна - кандидат педагогических наук, доцент, зав. кафедрой социальной педагогики БГПУ,

    Матуш Лидия Ивановна - начальник отдела лечебно-профилактической помощи матерям и детям Министерства здравоохранения РБ,

    Михневич Татьяна Николаевна - кандидат психологических наук, доцент, декан СПиП БГПУ,

    Никитина Любовь Евгеньевна - доктор педагогических наук, зав. Центром проблем дополнительного образования ГНИИ семьи и воспитания (РФ),

    Пурас Даниус - директор Центра детской психиатрии и социальной педиатрии (Латвия),

    Рускус Йонас - директор Научного психотерапевтического центра (Литва),

    Самохвалов Виктор Павлович - доктор медицинских наук, профессор (Украина, Крым),

    Сикорский Анатолий Викторович - декан педиатрического факультета Белорусского государственного медицинского университета,

    Слепкова Валентина Ивановна - кандидат психологических наук, доцент, зав. кафедрой прикладной психологии БГПУ,

    Финькевич Людмила Владимировна - кандидат психологических наук, доцент, зав. кафедрой социальной психологии БГПУ,

    Цыркун Надежда Александровна - кандидат психологических наук, член Постоянной комиссии по правам человека и средствам массовой информации Национального собрания РБ.

01 Ноябрь, 2003
Гиперлипидемия – побочный эффект атипичных нейролептиков?
Fortschr Neurol Psychiatr. 2003 Oct;71(10):535-40. Hyperlipidemia - side-effect of "Atypical" neuroleptics? Гиперлипидемия – побочный эффект атипичных нейролептиков? Wetterling T. Klinik fur Psychiatrie und Psychotherapie - Gerontopsychiatrie, Vivantes Klinikum Hellersdorf, Berlin. t.wetterling@kh-hellersdorf.de После того, как атипичные нейролептики были внедрены в клиническую практику, появился ряд сообщений о том, что при лечении этими препаратами наблюдается гиперлипидемия. Имеющиеся на данный момент данные показывают, что особенно часто гиперлипидемия наблюдается у пациентов, получающих клозапин, оланзапин и кветиапин. Преимущественно наблюдалось повышение уровня триглицеридов в сыворотке крови. Биохимический механизм этого явления до сих пор остается неясным. Так как гиперлипидемия является одним из важнейших симптомов так называемого «метаболического синдрома», предвестника тяжелых сердечно-сосудистых заболеваний, следует обратить особое внимание на проблему гиперлипидемии как возможного побочного явления антипсихотиков. PMID: 14551854
29 Октябрь, 2003
Взаимосвязь клинической симптоматики и злоупотребления психоактивными веществами у больных шизофренией, получающих традиционные или атипичные нейролептики
Am J Drug Alcohol Abuse. 2003 Aug;29(3):553-66. Взаимосвязь клинической симптоматики и злоупотребления психоактивными веществами у больных шизофренией, получающих традиционные или атипичные нейролептики Relationship of clinical symptoms and substance use in schizophrenia patients on conventional versus atypical antipsychotics. Scheller-Gilkey G, Woolwine BJ, Cooper I, Gay O, Moynes KA, Miller AH. Department of Psychiatry and Behavioral Sciences, School of Medicine, Emory University, Atlanta, Georgia 30335, USA. gschell@emory.edu Значительное количество исследований подтверждает высокую распространенность и разрушительные последствия злоупотребления алкоголем или наркотиками среди больных шизофренией. Одна из распространенных теорий, объясняющих высокий уровень коморбидности этих состояний, гласит, что злоупотребление алкоголем и другими психоактивными веществами при шизофрении является попыткой самолечения негативных расстройств, депрессии, а так же снятия побочных эффектов, в том числе экстрапирамидных расстройств. В соответствии с этим положением, новые антипсихотики, сочетающие воздействие на негативную симптоматику с низкой вероятностью возникновения экстрапирамидных расстройств, приводят к снижению вероятности возникновения злоупотребления алкоголем у получающих их больных шизофренией. Для изучения соотношения теории самолечения и механизмов редукции злоупотребления атипичными антипсихотиками мы сравнили больных шизофренией со злоупотреблениями психоактивными веществами в анамнезе, получавших типичные (n=35) и атипичные (n=35) антипсихотики. Так же изучались больные шизофренией без злоупотреблений в анамнезе, получавшие типичные (n=23) и атипичные (n=29) антипсихотики. Оценка проводилась с помощью шкалы PANSS, шкалы Гамильтона для оценки депрессий, а так же с использованием Simpson-Angus, and Abnormal Involuntary Movement Scale. По сравнению с типичными антипсихотиками, атипичные антипсихотики были ассоциированы с более низкой распространенностью злоупотреблений (преимущественно алкоголя). Интересно то, что у пациентов со злоупотреблениями, получавшими типичные и атипичные антипсихотики, не было обнаружено существенных различий касаемо позитивной или негативной симптоматики, депрессии или экстрапирамидных расстройств. Эти данные говорят о том, что теория самолечения не объясняет различия в уровнях злоупотребления психоактивными веществами между больными шизофренией, получающими типичные и атипичные антипсихотики. PMID: 14510040 [PubMed - in process]
27 Октябрь, 2003
Проверка учения о неврозах - Освальд Бумке
23 Октябрь, 2003
Обнаружены генетические особенности самоубийц и людей, страдающих депрессией
Canada Newswire English via NewsEdge Corporation : OTTAWA, Oct. 17 /CNW/ После пилотного семилетнего исследования канадские ученые обнаружили новые генетические отличия самоубийц и людей, страдающих депрессией. Совместные исследования University of Ottawa, the Institute of Mental Health Research, и McGill University's Douglas Hospital, Montreal сделали существенный шаг вперед в выявлении группы риска по инвалидизирующей депрессии или суицида. Исследование «Снижение ингибирования 5-гидрокситриптамин-1А рецепторов вследствие полиморфизма гена связано с большой депрессией и суицидами», опубликованное в последнем выпуске Journal of Neuroscience показало такой же ‘полиморфизм единичных нуклеотидов’ /'single nucleotide polymorphism (SNP)'/ гена, участвующего в серотонинергическорй системе, регулирующей настроение. По сравнению с контрольной группой SNP в серотонин-1А гене был в два раза больше у людей, страдающих тяжелыми депрессиями, и в четыре раза повышен у людей, покончивших жизнь самоубийством. “Данное исследование представляет существенное достижение в понимании патогенеза большой депрессии и суицидов, так как мы впервые не только выявили генетические отличия у больных людей, но и показали, как это различие влияет на биохимию мозга и выделение такого нейромедиатора, как серотонин” – сказал доктор Paul Albert, профессор и старший научный сотрудник the Ottawa Health Research Institute и ведущий автор статьи. “Со временем, после дальнейших исследований, мы сможем определять предрасположенность к большой депрессии и суициду, и лечение можно будет начинать уже тогда, когда симптомы еще отсутствуют”. В исследования генетики депрессий под руководством доктора Pavel Hrdina, научного сотрудника the Institute of Mental Health Research, вошло 129 пациентов с большой депрессией, и контрольная группа из 134 человек, 41% мужчин и 59% женщин. Изучение суицидов под руководством Dr.Gustavo Turecki, директора группы по изучению суицидов McGill Douglas Hospital включало в себя исследования 218 жителей Квебека мужского пола, из которых 102 человека покончили жизнь самоубийством, а остальные составили контрольную группу умерших от других причин, сопоставимую по полу, возрасту и национальности. По сравнению с контрольной группой, среди тех, кто страдал депрессией, было в три раза больше, а среди тех, кто совершил суицид в четыре раза больше людей с одними и теми же генетическими изменениями, приводящими к снижению уровня серотонина. В первый раз исследования доказали, что полиморфизм гена серотонин-А1 действует путем ингибирования протеина, называемого NUDR, которое приводит к изменениям уровня экспрессии гена серотонин-А1 и снижает количество серотонина, что является ключевым фактором в развитии депрессии. «Так как данные регуляторные протеины играют важную роль, эта область должна стать новой мишенью для разработки лекарственных средств, – сказал Dr. Hrdina, – Мы, без сомнения, обнаружили значимую связь между большой депрессией и завершенным суицидом, но, тем не менее, мы должны подтвердить это дальнейшими исследованиями; кроме того, другие исследовательские центры должны воспроизвести наши результаты». Исследования субсидировались the Canadian Institutes of Health Research (CIHR), the Ontario Mental Health Foundation, and the Royal Ottawa Health Care Foundation. Dr. Albert было присуждено звание почетного Профессора Нейронаук the CIHR/Novartis Michael Smith в 1996 в знак признания и поддержки его генетических исследований депрессий и суицидов. << Copyright ©2003 Canada NewsWire >>