Изолированные (чистые) зрительные галлюцинозы старости по клиническим особенностям и условиям возникновения в основном соответствуют галлюцинозам типа Шарля Бонне. Отдельные наблюдения были описаны В. М. Бехтеревым (1903), С. П. Рончевским (1933), С. Г. Жислиным (1935), Е. А. Поповым (1941, 1946), В. А. Гиляровским (1946, 1949), Э. Я. Штернбергом (1960), Н. С. Ивановой (1966), Н Ф. Шахматовым (1976), de Morsier (1930), F Reimer (1970). Большинство приведенных в литературе случаев относятся к заболеваниям глубокой старости, т. е. к людям старше 70—80 лет (собственные наблюдения; наблюдения Н. С. Ивановой, определившей средний возраст таких больных 80,2 года).

Общие клинические особенности зрительных галлюцинозов старческого возраста в основном сходны с таковыми при вербальных галлюцинозах старости. Они имеют следующие основные черты: 1) в наиболее типичных случаях зрительный галлюциноз остается изолированным (парциальным) психическим расстройством при ясном сознании, без бредовых расстройств и нарушений поведения; 2) обычно сохраняется критическое отношение к галлюцинаторным переживаниям, только в периоды наплыва галлюцинаций они становятся полностью реальными; по отношению к галлюцинаторным образам больные чаще всего остаются «зрителями», иногда даже заинтересованными, страх и тревога, связанные с психотическими переживаниями, возникают далеко не всегда; 3) к феноменологическим особенностям галлюциноза относятся множественность, подвижность и необычайная красочность (сценоподобность) зрительных обманов, преимущественно малые размеры галлюцинаторных образов (лилипутские галлюцинации). Галлюцинации всегда бывают истинными и проецируются в окружающее пространство. В ряде случаев галлюцинаторные расстройства развиваются в определенной последовательности [Штернберг Э. Я., 1960; Иванова Н. С., 1966]: сначала возникают элементарные зрительные обманы, затем «картинные» (портретные) и «панорамные», т. е. расположенные в одной плоскости галлюцинации, и лишь вслед за ними — объемные зрительные обманы, т. е. двигающиеся и действующие в пространстве фигуры. На этой стадии возможно присоединение отдельных обманов других органов чувств — тактильных (прикосновение) или обонятельных (запахи), реже элементарных звуковых; 4) зрительные галлюцинозы старческого возраста бывают затяжными или волнообразными (чередование затухания и усиления галлюцинаторных образов — «наплывов»).

Клинические наблюдения указывают на неоднотипность зрительных галлюцинозов. На одном полюсе этой группы психозов старости находятся так называемые галлюцинозы типа Шарля Бонне, т. е. зрительные галлюцинозы у слепых или у лиц с небольшими остатками зрения [Бехтерев В. М., 1903; Попов Е. А., 1941, 1946; Гиляровский В. А., 1946, 1949; Штернберг Э. Я., 1960, и др.].

По поводу этих форм велась длительная дискуссия в литературе. Возникла, в частности, концепция «периферического генеза» галлюцинаций и галлюцинозов. Против этого предположения, однако, приводятся следующие доводы: а) крайняя редкость этих наблюдений, резко контрастирующая с частотой слепоты в старческом возрасте; б) отсутствие временной связи между утратой зрения и возникновением психоза, так как такие галлюцинозы нередко возникают через много лет после наступления слепоты; в) явное преобладание этих психических расстройств в старческом возрасте. Некоторые авторы [Бехтерев В. М., 1903; Попов Е. А., 1941; Штернберг Э. Я., 1960] склонялись к признанию этих форм, хотя и сугубо предположительному, «особым» (самостоятельным) психическим расстройством старческого возраста, в генезе которого наряду со слепотой существенную роль играют возрастной фактор и легкие органические изменения. В пользу предположения о ведущем значении слепоты среди других патогенетических факторов может говорить клиническая близость этих форм к острым зрительным галлюцинозам у офтальмопатов.

Однако, помимо типичных случаев галлюцинозов Шарля Бонне, в некоторых наблюдениях галлюцинаторные расстройства возникали на фоне отчетливых психоорганических изменений, в частности дисмнестических расстройств. По клиническим особенностям эти психоорганические изменения можно отнести к психическим нарушениям, обусловленным церебральным атеросклерозом. Описанные Н. С. Ивановой зрительные галлюцинозы глубокой старости, отличавшиеся от вышеприведенных наблюдений регредиентностью и курабельностью, можно считать особым проявлением старческого церебрального атеросклероза. Такой точки зрения придерживается F. Reimer в своей монографии, посвященной зрительным галлюцинозам (1970).