english version
Основан в 1944 году

Разделы:

Болезнь и творчество




Яндекс.Метрика

«От сладкой музыки всегда мне грустно.

Тот, у кого нет музыки в душе, Кого не тронут сладкие созвучья, Способен на грабеж, измену, хитрость; Темны, как ночь, души его движенья.

В. Шекспир»

Будущее наших детей, гармоническое их развитие и формирование их способностей осуществляется в наше время. Задача настоящей статьи — дать теоретический анализ проблемы способностей и привлечь внимание к практической стороне ее решения в процессе обучения и воспитания, показать некоторые возможности всестороннего развития детей.

Проблема способностей всегда была и остается острой и жизненно важной: перед каждым индивидом постоянно возникает необходимость в удовлетворении жизненных потребностей и вместе с тем практическая возможность их удовлетворения оказывается зависимой от условий жизни, наличия способностей и умений. Практическая деятельность постепенно выявила наиболее искусных индивидов, проявивших себя в разных видах деятельности: одни из них постоянно обрабатывали землю, другие занимались скотоводством, третьи — постройкой жилищ, четвертые — различными ремеслами и т. д. Таким образом, возникновение понятия о способностях с самого начала было связано с разделением труда и с определенным видом трудовой деятельности, что закрепилось и в их названии: до сих пор, когда хотят определить конкретные способности, их называют музыкальными, литературными, математическими и т. д. Связь способностей и труда прослеживается не только в названии, но и в их содержании и детерминированности — музыкальные способности обнаруживаются и формируются только в музыкальной деятельности, как бы примитивна она ни была: в пении, попытках подбирания мелодий на инструменте. Только в ней они могут проявляться и развиваться. То же самое можно наблюдать и с проявлением других способностей.

Разумеется, в первобытном обществе и позднее, чтобы удовлетворить жизненные потребности, человек еще долго вынужден был заниматься различными видами деятельности. Но к одному какому-то виду или нескольким из них он приспосабливался лучше, а затем они становились его профессией. Постепенно, с развитием производства, количество видов человеческой деятельности необычайно разрослось. Это привело к дальнейшей дифференциации людей по способностям. Разделение труда, вызвавшее возникновение проблемы способностей, обусловило ее социальное и личностное содержание: с одной стороны, обеспечило удовлетворение потребностей общества в необходимых продуктах, а с другой — создало необходимые условия для проявления и развития способностей человека. Дальнейшее увеличение видов трудовой деятельности привело к существенным изменениям в социальной структуре личности: человек становился все более зависимым от общества как в социальном, так и в материальном, производственном и духовном отношениях.

С развитием государства возникла необходимость в целенаправленном воспитании подрастающих поколений, отвечающем социальным потребностям общества и подготовке их к будущей трудовой деятельности. Классовое расслоение общества предопределило и направленность этого воспитания. Так, в эпоху рабовладельческого строя у детей господствующего класса воспитывали презрительное отношение к физическому труду, который считался уделом рабов. Детям рабовладельческой элиты в наиболее развитом античном государстве — Афинах (V в. до н. э.) старались обеспечить достойное их положения гармоническое развитие.

Классовый характер феодального общества был причиной такого же разобщения обучения и трудового воспитания, оно исключало и гармоническое развитие личности. В начальных монастырских школах, а затем в приходских школах обучали латыни, церковному пению и простейшему счету. В школах повышенного типа, готовивших высшее духовенство, кроме богословия изучались так называемые «семь свободных искусств»: грамматика, риторика, диалектика, арифметика, геометрия, астрономия и музыка. Духовенство также презирало физический труд. Поэтому такое образование не готовило к труду. В редких случаях оно могло содействовать развитию только односторонних способностей к философии, астрономии, математике.

В XII — XIII веках в городах появились цеховые школы для детей ремесленников, в которых осуществлялось трудовое воспитание. Элементарное обучение счету, письму и чтению мало способствовало умственному развитию и еще меньше — гармоническому воспитанию человека. Идея всестороннего развития личности была впервые провозглашена родоначальником утопического социализма Томасом Мором (1478 — 1535). Он требовал, чтобы обучение подрастающего поколения объединялось с самообразованием, приобщением к науке и подготовкой к предстоящей трудовой деятельности.

Переход к частной собственности на средства производства привел к классовой дифференциации общества, в процессе которой произошло разграничение умственного и физического труда и закрепление их за антагонистическими классами. Капиталистический способ производства, используя «техническое подчинение рабочего», подавляет его способности, а почти постоянная безработица лишает человека свободы выбора профессии. Все более ограниченное приложение потенциальных сил человека, концентрирующееся на одном виде деятельности, приводит к одностороннему и неполноценному развитию личности. Классики марксизма-ленинизма указывали, что «… общество, организованное на коммунистических началах, даст возможность своим членам всесторонне применять свои всесторонне развитые способности».

Научно-техническая революция в наше время со всей остротой поставила вопрос о всестороннем развитии и политехническом образовании подрастающего поколения. Так, скачок в техническом перевооружении промышленности, медицины и других областей, обусловленный НТР, привел к возникновению новых отраслей знаний и профессий, не известных ранее: программиста ЭВМ, оператора станков с программным управлением и автоматических линий, врача-инженера, обеспечивающего работу приборов «искусственное сердце», «искусственная почка», «искусственное легкое». Труд этих людей основан на синтезе естественнонаучных и технических знаний. Наиболее перспективные и плодотворные исследования осуществляются на стыке двух или нескольких наук. Они требуют глубокого изучения ряда областей знаний, которые также связаны с развитием многосторонних способностей.

Однако несмотря на то, что уже теперь нередко встречаются лица, не только овладевшие смежными профессиями, но участвующие в художественной самодеятельности или увлекающиеся спортом, живописью или поэзией, проблема всестороннего развития способностей еще далеко не решена.

Психологическая и педагогическая науки до сих пор занимались проблемой специальных способностей — музыкальных (Б. Теплов), литературных (В. Ягункова), математических (В. Крутецкий). Способность к нескольким видам деятельности, распространенная в эпоху Возрождения и изредка проявляющаяся в более позднее время, отмечается в истории культуры как уникальная. Одаренность Леонардо да Винчи и Микеланджело, В. Гете и М.Ломоносова, А. Бородина, М. Чюрлениса и Ч. Сноу не подвергалась специальному исследованию. Взаимовлияние свойственных им способностей и их взаимодействие не изучались, поэтому и личность этих выдающихся людей не раскрыта во всей полноте и осталась до сих пор необъяснимым явлением.

Естественно может возникнуть вопрос: всем ли доступны занятия музыкой? Поставим этот вопрос шире: что в способностях является результатом действия наследственных или врожденных (образовавшихся во внутриутробный период жизни) факторов и что приобретено прижизненно, под влиянием среды, обучения, воспитания. От правильного теоретического подхода к этому вопросу зависит и возможность его практического решения. Если признать, что способности обязаны своим происхождением только наследственному или врожденному фактору, то задачей психологии будет нахождение путей выявления способных и талантливых, а задачей педагогики — разработка эффективных методов овладения необходимыми знаниями и умениями для скорейшей и успешной профессионализации наиболее пригодных. Такой концепции — о наследственном и неизменном характере способностей — придерживаются американская и западноевропейская психологическая наука, на них опираются и педагогические системы обучения. Так, в США после отбора одаренных детей с помощью сложной системы тестов их объединяют в группы и интенсивно обучают по специальной программе, приспособленной к овладению тем или иным видом научной или практической деятельности. Применяют и другие формы: способным детям разрешают переход через класс или обучение в различных классах по тем предметам, по которым они показывают высокую успеваемость. Основной принцип — выявление способных детей и ускоренное их обучение.

Сторонниками врожденного характера музыкальных способностей являются зарубежные психологи в области одаренности Г. Ревеш и К. Си-шор, хотя подход к исследованию структуры одаренности у них разный. Так, Ревеш пишет, что искусство и наука доступны только тем, кто «избран» для этого, кто имеет «особое» «врожденное» предрасположение, которое не всем свойственно. Нетрудно убедиться, что такая точка зрения, выраженная от имени науки, может быть использована в классовых или расистских целях. Так было в прошлом, так происходит и теперь на Западе, где государственные системы обучения построены с отюрой на теорию врожденной одаренности. Причем, подвергая детей заведомо тенденциозному тестовому отбору, эти системы призваны убедить людей в том, что одаренность свойственна только привилегированным классам общества. Об этом пишут ученые ФРГ К. Мюллер и А. Хут. В так называемом «балансе способностей молодежи», разработанном Хутом, говорится, что 3 % молодежи является слабоумной; 30 %, могут выполнять только несложные операции, 27 % — стать рабочими узкого профиля, 25 % — квалифицированными рабочими широкого профиля; 10 % могут окончить техникум, а 5 % — заниматься в высших учебных заведениях. Английские ученые Дж. Бередей и Дж. Лоурайс распространили теорию врожденных способностей на целые народы, придав ей видимость социальной и национальной обусловленности. По мнению этих ученых, в развитии мировой цивилизации роль различных народов определяется количеством гениев; талантливые люди показывают миру достоинства той группы общества, к которой они принадлежат.

Классовая тенденция, призывающая к дискриминационной системе обучения, выражена наиболее цинично американским специалистом по вопросам труда Дж. Поундом; он считает, что образование и высокий уровень умственного развития относятся к отрицательным качествам рабочего, так как делают его «недовольным и строптивым».

В разное время концепции о врожденном характере способностей противопоставлялась другая точка зрения: все способны, неспособность — исключительно редкое явление, все зависит от условий жизни, обучения и воспитания. Такая точка зрения выражалась в XIX веке музыкальным теоретиком А, Б. Марксом, такого же мнения придерживался С. Надель в 20-х годах нашего столетия. Близко к ним мнение Ф. Брентано, который считал, что у всех людей есть предрасположение к музыкальности, задача же воспитания — дать музыкальное образование, включающее определенные умения.

Несмотря на неточность и односторонность этих концепций, они более прогрессивны, чем теории врожденной одаренности. Но слабость их в том, что они не подтверждаются повседневной практикой: на каждом шагу мы убеждаемся в том, что среди людей имеется огромное различие по способностям. Есть музыкально одаренные и очень способные, есть малоспособные и неспособные. Каждый человек к чему-то и в какой-то мере способен. Уравнивать всех по способностям равносильно отказу от проблемы способностей: раз все способны, то и проблемы, собственно, не существует. На самом деле это сложная и актуальная проблема, требующая глубокого изучения.

Мы привели крайние взгляды на происхождение способностей, в которых доказывается приоритет наследственных факторов или социальных, включающих обучение и воспитание. Они противопоставляются друг другу, и в их гиперболизации заключается главный недостаток этих теорий. Но наследственность и среда — это разные категории в естественнонаучном и гносеологическом плане. Наука доказывает, что среда не противопоставляется наследственности, а «запрограммирована» в биологической структуре всего живого. Каждый организм рождается в определенных экологических условиях, с наилучшей приспособленностью для жизни в ней. Советский ученый А, М. Вейн на основании большого экспериментального материала показывает, что природные ритмы — годовые (смена времен года), месячные (главным образом, лунные) и особенно суточные — как бы вписаны в жизнедеятельность животных и человека.

Единство биологического и социального в человеке убедительно подтверждается на многих примерах. Так, трагические случаи, описанные французской исследовательницей Р. Заззо, когда маленькие дети росли среди животных, убедительно показали, что основные человеческие свойства у них не проявились, а умственное развитие остановилось на уровне 2-летних детей. Оказавшись снова среди людей, они еще долго передвигались на четвереньках, за длительный срок с трудом могли усвоить несколько слов, так и не научились есть с помощью рук. Вывод из этих трагических экспериментов, поставленных природой, суров: несмотря на свойственные человеку видовые предпосылки к прямохождению, еде с помощью рук и развитию мышления, эти присущие всем людям свойства, которые не могут быть даже причислены к способностям, осваиваются только в человеческом обществе, в определенной социальной среде. Видовым, генетическим путем человеку передаются только предпосылки к речи, прямохождению, мышлению. Всему этому ребенок должен научиться. И делает он это прижизненно, в процессе усвоения социального опыта многих поколений. Поэтому глубоко прав французский ученый А. Пьерон, заявивший, что «ребенок, родившись, является только кандидатом в люди».

…Наша наука исходит из концепции о диалектическом единстве природного и приобретенного в способностях, подчеркивая при этом решающее значение активной деятельности индивида для их взаимодействия. На ранних стадиях эта активность может проявляться в виде влечения или склонности к какому-либо виду деятельности; Важно то, что именно в деятельности впервые проявляются, а затем и формируются в способности бесчисленные сочетания наследственных и приобретенных особенностей, а самые разнообразные варианты условий и задач деятельности дают необозримый простор для формирования различных способностей и, тем самым, овладения различными видами деятельности.

Что же является субстратом способностей? Ведь если способности, например музыкальные, формируются прижизненно, то что-то изначальное должно быть заложено в структуре человеческого мозга. В конце 30-х — начале 40-х годов советские психологи выдвинули понятие о задатках, под которыми понимались анатомо-физиологические особенности нервной системы и мозга (Б. М. Теплов, С. Л. Рубинштейн). Им при давалось решающее значение в формировании способностей. «Можно считать безнадежным или почти безнадежным делом воспитать у человека такую способность, задатки для которой у него отсутствуют», — писал Теплов. До сих пор в большинстве научных работ на задатки ссылаются как на исходный субстрат развития человеческих способностей. Иногда делается уточнение: специальные, например музыкальные или художественные, способности связываются с особым строением слухового или зрительного органа. Однако несмотря на значительное развитие генетики, нейрофизиологии и других специальных наук, исследующих мозг на различных уровнях (молекулярном, клеточном, структурном), не удалось обнаружить локальные участки, относящиеся к той или иной способности или психическому свойству. Создается парадоксальная ситуация: на задаток опираются для объяснения происхождения способностей, но он оказывается не получившей подтверждения словесной конструкцией. Уточним: наша критика направлена против анатомо-физиологического понимания задатка, которое не получило объективного научного подтверждения. Но она не отвергает психологического понятия задатков: под ними понимаются врожденные или прижизненно приобретенные свойства личности, которые облегчают овладение какой-либо деятельностью и позволяют ее осуществлять на высоком качественном уровне.

Можно отметить повышенную эмоциональную отзывчивость на музыку, которая образует склонность, влекущую за собой развитие слухомоторных способностей, а вместе с ними — музыкального слуха и чувства ритма. В таком же роде можно говорить об особенностях цветоразличения, чувстве формы и зрительной памяти (которые выражаются в острой эмоциональной реакции на картины природы и человеческий облик), формирующих в дальнейшем специфический вид наглядного образного мышления. Эти свойства можно считать психологическими предпосылками к художественным способностям живописца и скульптора. Такого же рода предпосылками для развития поэтических способностей является острое переживание выразительности речи, которая помимо своего смыслового значения воздействует также своим звучанием и ритмом. Таким образом, предпосылками формирования способностей в психологическом смысле действительно являются некоторые особые психические свойства. В процессе музыкальной, изобразительной или поэтической деятельности они формируют устойчивую склонность к музыке или живописи, а затем включаются в качестве основного звена в сложную функциональную систему, являющуюся мозговым субстратом этих способностей.

Формирование функциональной системы в процессе деятельности показывает ее прижизненный характер. В. М. Бехтерев заметил, что у неграмотного человека не может быть врожденного центра письма, поскольку такой функциональный центр образуется только в процессе овладения грамотой. Понимание функциональной системы как прижизненно формирующегося субстрата способностей разделяется современной психологией и неврологией (П. К. Анохин, А.Н. Леонтьев, А. Р. Лурия).

Что собой представляет функциональная мозговая система? Все, что воздействует на человека с момента рождения, усваивается и перерабатывается мозгом. Он включает корковую и подкорковую области, которые объединяют организм в единую динамическую систему и осуществляют тонкое регулирование входящих в нее подсистем: сосудистой, лимфатической, эндокринной, двигательной и т. д. Мозг осуществляет тесную связь и слаженную работу всех подсистем, обеспечивает функционирование организма как целого и тем самым — продуктивную деятельность личности. В процессе овладения какой-либо деятельностью в коре головного мозга формируются динамические функциональные системы, управляющие этой деятельностью, накапливающие необходимые знания и опыт. В отличие от понятия анатомо-физиологического задатка как органического, следовательно, наследственного или врожденного, функциональная система является результатом сложного динамического взаимодействия многих участков мозга, расположенных на различных уровнях нервной системы, которая может включать различные сочетания входящих в нее звеньев. Причем, как указывает Н. А, Бернштейн, в функциональной системе, когда она уже сформировалась, постоянными компонентами для данного действия остаются начальное (задача) и конечное (результат) звенья. Промежуточные звенья, осуществляющие управление действием, могут располагаться в различных сочетаниях. Таким образом, с точки зрения современной психологии, высшие психические функции человека представляют собой сложные саморегулирующиеся процессы. Они социальны по происхождению и опосредованы внешними воздействиями, а по способу функционирования сознательны и произвольны (А.Р.Лурия). Но у каждого эти процессы сугубо индивидуальны.

Что же является природным в музыкальных способностях и что приобретенным? Бесспорно, что способность к анализу специфических звуковых сигналов — речевых и музыкальных — является природной, передающейся по наследству. Это биологическая система сугубо человеческого видового опыта, закрепленного в процессе эволюции. Но степень звукоразличения, острота дифференцирования приобретается прижизненно. Превращение звуковых (речевых или музыкальных) сигналов в содержательную, смысловую или эстетическую информацию происходит в результате обучения и воспитания, приобретения речевого или музыкального опыта в определенной социальной среде, в условиях определенной музыкальной культуры. Способностью преобразовывать звуковой поток в содержательную информацию человек существенно отличается от животных, для которых звуки любого языка или любой мелодии остаются только раздражителями. Таким образом, музыкальные способности представляют собой сложное сочетание природного (врожденного), социального и индивидуального.

Как же формируются музыкальные способности? Почему все же есть музыкально малоспособные и неспособные? Много тысячелетий тому назад, пишет Ф. Энгельс, у наших обезьяноподобных предков появилась необходимость что-то сказать друг другу. Это привело к постепенному, но неуклонному преобразованию гортани для более развитой модуляции. Постепенное развитие речи шло одновременно с соответствующим усовершенствованием органа слуха. Постепенно анатомо-физиологические предпосылки к восприятию и воспроизведению речи стали устойчивыми признаками вида, непрерывно развиваясь, они закрепились у человека и начали передаваться из поколения в поколение. Причем в тех языках, где изменение высоты звука выполняет смыслоразличительную функцию, как это имеет место в тональных языках у некоторых азиатских и африканских народностей, там у всех рано развивается хороший звуковысотный слух. Об этом убедительно свидетельствуют эксперименты А.Н.Леонтьева и Ю. Б. Гиппенрейтер с вьетнамскими студентами. Европейские же языки в основном тембровые. Это, по-видимому, является одной из причин того, что в какой-то период овладения речью тембровый слух подавляет звуковысотный, и музыкальное развитие затормаживается или надолго останавливается.

Наблюдения за музыкально одаренными детьми показывают, что многократное подражание различным звукам, постоянное слушание музыки и частое пение тренируют их голос и слух. Это и является первичной формой приобретенного, которую отмечал Б. М. Тегшов, подчеркивая, что «даже и самые способные дети научаются воспроизводить голосом мелодию, соблюдать точность интонации, правильно передавать ритм музыки, но процесс этого научения происходит у них в столь раннем возрасте, так быстро и легко, в большинстве случаев в процессе игры, что ускользает от внимания родителей и педагогов».

Процесс формирования музыкальных способностей можно представить в следующем виде: повышенная реактивность на музыкальные впечатления порождает склонность к слушанию музыки, ее исполнению и сочинению (конечно, в примитивной, неумелой форме в виде прелюдирований, импровизаций), которые перерастают в устойчивую потребность в занятиях музыкой. При этом диалектическая связь между способностью и деятельностью выражается в том, что в отдельные моменты и в разных ситуациях первичным по отношению к деятельности является склонность к музыке и проявление определенных природных свойств или их комплексов; в других ситуациях деятельность выступает основной формой и главной причиной формирования способностей.

Как указывалось ранее, склонность есть «эмоционально-волевое отношение к деятельности». Применительно к музыкальным способностям музыкальность выражается в отношении — переживании музыки как содержательного целого гой или иной значимости, той или иной глубины и силы воздействия. Это отношение имеет различные градации, которые, отражают уровень музыкальности и музыкальной одаренности в целом: склонность, интерес, влечение, вырастающее в потребность постоянного общения с музыкой или систематического занятия ею. Далее — это устойчивое увлечение музыкой, переходящее в страсть. Но подчеркнем: ареной формирования музыкальных способностей и творческого их проявления является практическая музыкальная деятельность, труд. Тем самым музыкальная деятельность выступает как процесс, а музыкальные способности — как потенциал личности, теснейшим образом взаимодействующие друг с другом.

На основании работ Тершова, ряда других исследований и педагогических наблюдений можно выделить три основных уровня музыкальной одаренности: 1. Высшие музыкальные способности, которые проявляются очень рано в виде склонностей и требуют минимальных педагогических усилий или участия взрослых для развития элементарных способностей, например, повторения мелодии, следования за музыкальным ритмом звучащей музыки или его воспроизведения. 2. Хорошие и удовлетворительные музыкальные способности, которые начинают интенсивно развиваться главным образом в процессе обучения: их проявление может быть самостоятельным или связано с инициативой взрослых. 3. Неудовлетворительные способности, которые развиваются затрудненно или достигают невысокого уровня даже в результате педагогического воздействия. И все же музыкальные способности, как и любые другие, динамичны по природе. В некоторых случаях они могут и деградировать. Так, при наличии призвания и благоприятных результатов деятельности, казалось бы, нет причин для угасания склонностей и потребностей в музыкальной деятельности. Однако если большинство биографий выдающихся композиторов подтверждают это правило, то примеры М, А. Бадакирева и Дж. Россини, прекративших на склоне лет творческую музыкальную деятельность, являются поразительным исключением. В то же время сила призвания как признак мощи дарования, например, М.Ломоносова, Т. Шевченко, М. Горького, Л. Бетховена, Н. Паганини. Ф. Шуберта, преодолевавших неблагоприятные условия, боровшихся с жизненными трудностями и сумевших их победить, убеждает в значении сложного сочетания способностей с личностными качествами и чертами характера, в первую очередь — волей, настойчивостью, целеустремленностью, для формирования одаренности.

Одним из результатов научно-технической революции является растущее понимание значения музыки и других видов искусства в повышении творческого потенциала человека, большой роли искусства в воспитании подрастающего поколения. Давно признано, что точные науки — математика, физика, биология, астрономия и другие — формируют познавательные способности и развивают мышление школьника, а искусство, и в первую очередь музыка, формирует чувства и нравственные качества будущего гражданина. Мир музыки — эмоциональная сфера психики человека. Сила ее в непосредственном пробуждении таких чувств, которые составляют субъективную и интимную сторону личности и ее переживаний. Самые гуманные чувства — сочувствие в горе, переживание печали, торжества победы, светлой радости — музыка вызывает легко и непосредственно своим звучанием и тем самым эмоционально воспитывает человека, подготавливая его к реальным переживаниям. «Страдание, понимаемое в человеческом смысле, — писал К. Маркс, — есть один из способов, каким человек воспринимает свое «я»». Точные науки и искусство, физика и музыка не противоположны, а дополняют друг друга в системе воспитания целостной личности, так как выражают необходимые и взаимосвязанные стороны рационального и эмоционального в человеке и в любой его деятельности.

Особое значение имеет музыка в детском и юношеском возрасте, когда формируется личность. Если в общей педагогике отчетливо разграничиваются обучение и воспитание, то в эстетической и художественной области такое разделение немыслимо, эстетическое воспитание и художественное обучение слиты, их разделение уничтожает смысл эстетического, обедняет личность и снижает эффект обучения. Занятия музыкой и рисованием, интерес к поэзии и театру необходимы для эмоционального и нравственного воспитания, без которого школьное образование к воспитание будет односторонним и неполноценным, что может отрицательно сказаться в последующей жизни человека.

Мы имели возможность длительное время наблюдать детей, одновременно обучающихся в двух школах — общеобразовательной и музыкальной. Начиная с 1967 года в Городской детской музыкальной школе Ленинграда учащимся выдавался «Дневник интересов», в котором они записывали внешкольные занятия, увлечения, пожелания относительно программы заседаний клуба юных музыкантов при школе.

На обратной стороне обложки напечатано обращение:

«Дорогой юный друг! Ты учишься в музыкальной школе. Мы, педагоги, знаем, что научиться хорошо играть — это не просто, не легко… Нужны: большая любовь к музыке, прилежание, серьезная ежедневная работа. Музыка должна приносить радость, воспитывать прекрасные душевные качества Но для этого ты должен стать духовно богатым человеком, тебе надо многим интересоваться, много знать в разных областях искусства. Мы хотим, чтобы ты не только умел сыграть музыкальное произведение, но и побеседовать с твоими товарищами, открыть им красоту искусства Может быть, они попросят тебя аккомпанировать, прочесть с листа, подобрать песню по слуху. Всему этому тебя будут учить Но и ты сам можешь внести много полезного в наше общее дело. Мы просим, чтобы на классных собраниях и в музыкальном клубе ты рассказывал обо всем интересном, то увидел, услышал, придумал, прочитал Твои замечания, предложения, твоя фантазия очень для нас ценны — Мы вручаем тебе этот дневник Записывай в него впечатления и события твоей жизни, все, что тебя волнует, радует, удивляет».

Дневник состоит из 10 страничек: 1. Что я подобрал по слуху. 2. Какие музыкальные произведения я приготовил самостоятельно 3. Какое участие я принимал в классном собрании. 4. Что нового я узнал на собрании музыкального клуба. 5. Какие концерты, спектакли, оперы я слушал, смотрел по телевидению, что мне понравилось. 6. Какие книги я читал о музыкантах, художниках, театрах (в этом учебном году), что мне понравилось. 7. Что интересного я видел в музеях. 8. Что я играл в общеобразовательной школе (пионерском лагере), о чем рассказывал. 9. В каких кружках принимаю участие, чем увлекаюсь? (литературном, Шахматном, техническом и т. д). 10. Мои предложения. Я хочу, чтобы на следующем классном собрании, музыкальном клубе, конкурсе.

На последней странице обножки — стихотворение Н. Грудининой:

Музыка — лукавая работа

Чтобы людям сердце взволновать.

Мало пьесу выучить по нотам,

Надо научиться колдовать.

Надо понимать язык снежинок,

Записать, о чем поет капель.

Или вдруг на крыльях журавлиных

Полететь за тридевять земель.

Надо превращаться в медвежонка,

На сосну карабкаться, ворча,

Или трепетать травинкой тонкой

У лесного чистого ручья.

Тот, кто это знает и умеет,

Тот приносит счастье в каждый дом,

Постарайся сделаться скорее

Добрым музыкантом-колдуном!

Приведем несколько записей детей. Обратим внимание на разносторонность интересов, на то, как много они успевают сделать во внешкольное время помимо занятий в двух школах!

Ученица 4-го кл. Лена П. Сезон 1967/68 г. «Я была с папой на концертах пианистов И. Комарова и С. Нейгауза. Слушала ансамбль скрипачей Большого театра… Смотрела с подругой балеты «Щелкунчик», «Горянка», оперу «Волшебник Изумрудного города»… Ходила в музей-квартиру А. С. Пушкина и Русский музей, прочла книгу о композиторе М. И. Глинке.» Такая направленность в проведении досуга — заслуга педагогов ДМШ, которые проводят большую работу по внешкольному воспитанию учащихся, и родителей, которые понимают значение эстетического воспитания и уделяют ему определенное время. У школьников возникает интерес к посещению концертов, оперных, балетных и драматических спектаклей, потребность знакомства с сокровищами музеев. Особое место в эстетическом воспитании детей занимают встречи в клубе юных музыкантов, где в занимательной форме они узнают о музыкальной жизни страны, знакомятся с музыкантами-исполнителями, композиторами, где сами принимают участие в играх, конкурсах, соревнованиях. Все это благотворно отражается на повышении интереса к музыке, пробуждении инициативы и проявлении разносторонних способностей. В школьном музыкальном клубе дети рисуют, сочиняют кроссворды и шарады, поют и пляшут.

Помимо выполнения заданий в двух школах Лена П. самостоятельно выучила «Вальс» из балета «Коппелия», «Танец маленьких лебедей» из балета «Лебединое озеро», «К Элизе» Бетховена. Выбор репертуара был обусловлен впечатлением от услышанного: Слушала по радио и на школьном концерте «К Элизе» Бетховена… мне очень понравилось и захотелось самой играть эту музыку»

Очень важна в психологическом и профессиональном отношении игра но слуху. Она свидетельствует о возникновении потребности в самостоятельном музицировании, о развитии музыкально-слуховых представлений — важнейшего компонента музыкальных способностей. Эта же ученица любит подбирать по слуху песни из кинофильмов.

Значительный интерес представляет влияние внешкольных мероприятий на развитие эстетического вкуса, способности дать оценку увиденному и услышанному. Приведем несколько записей. Ученица 4-го. кл. Наташа Ч. Сезон 1969/70 г.: «Я ходила на концерт пианиста Г. Соколова. Он уже лауреат Международного конкурса им. Чайковского и получил там I премию, хотя ему было 16 лет. Он играл Сонату ля мажор Шуберта, «Карнавал» Шумана и еще много музыки. Мне очень понравилось все, что он играл». Сезон 1972/73 г. (7-й кл.): «Недавно слушала пианиста Г. Соколова. Из его программы мне больше всего понравились танцы из балета «Петрушка» Стравинского, другие пьесы меньше, наверное потому, что я ждала такого же впечатления, как это было в первый раз».

Лена Л. (7-й кл.): «Смотрела спектакль «Что к чему». Весь спектакль мне понравился: и содержание, и игра актеров, и декорации… В Малом оперном театре смотрела «Ритм-балет», Все было как-то сухо сделано и неискренне игралось. Мне не понравилось».

Катя М. (8-й кл.). «Был в Русском музее… Особенно понравились картины Куинджи».

Важно отметить, что полученные знания и впечатления обогащают школьников, способствуют повышению их общественной активности; своим участием они вносят заметный вклад во внешкольные мероприятия в общеобразовательной школе. Лена П. играла своим сверстникам пьесу «В полях» Глиэра, песни «Город детства», «Голубые города», «Песню о Ленинграде»; читала стихотворения «Смерть пионерки», «Прощание с детством» и пушкинское «Зимнее утро». Володя Д. рассказал в классе биографию Й. Гайдна и сыграл его сонату. В проявлении активности детей можно различить многообразные положительно сплетающиеся влияния: разносторонние впечатления расширяют кругозор, а занятия в музыкальной школе придают интересам ребенка эстетическую направленность. Это, в свою очередь, обогащает личность, стимулирует потребность к получению новых впечатлений, знаний, которые развивают художественный вкус и предоставляют возможность проявить себя среди сверстников, завоевать их симпатию.

С удивлением педагоги ДМШ отмечали, что робкая и незаметная среди других учащихся Рая Г. (6-й кл.) организовала в пионерлагере «музыкальный лекторий», а считавшийся вялым Коля Н. стал активным организатором музыкального КВН в школе. Можно значительно умножить примеры подобного рода. У всех школьников мы обнаружили широкие интересы. Так, Таня Ц. посещает факультатив по математике, Володя Д. увлекается бальными и современными танцами, Светлана Ф. ходит- в Суворовское училище на занятия кружка разведчиков. С наивным удивлением пишет о себе Наташа Ч.: «Я почему-то начинаю увлекаться кроме музыки шахматами. Много раз выигрывала у папы. Мне даже кажется, что он мне специально поддается, но он только улыбается на это».

Все это свидетельствует о больших возможностях образовательного и воспитательного характера, которые заложены в детской психике (но, к сожалению, не всегда реализуются). Причем многие из известных нам детей не готовятся стать музыкантами-профессионалами. Некоторые избрали будущей профессией математику, биологию, химию, физику, и вместе с тем серьезно занимаются музыкой, которая, без сомнения, пройдет с ними через всю жизнь. Конечно, режим дня таких школьников весьма напряженный. Но деятельность детей весьма разнообразна, и это помогает не только успешно придерживаться режима, но и преодолевать физическую и нервную нагрузку. Каждый день приносит много нового, интересного, радостного. Дети приобщаются к искусству, им не чуждо увлечение спортом (плаванием, фигурным катанием, шахматами), коллекционированием марок и т. д. Характер увлечений исключает утомление и нервную перегрузку, которые испытывают дети, занятые бесцельным времяпрепровождением во дворе или дома, не умеющие использовать свободное время, что и порождает неудовлетворенность собой, угнетенное настроение. В результате иногда получается, что дети, обучающиеся только в общеобразовательной школе, вроде бы и загружены меньше, но устают больше, несмотря на то, что гораздо меньше успевают услышать, увидеть и узнать, чем их вдвое больше загруженные сверстники.

Проблема рациональной нагрузки детей, посещающих две школы, требует постоянного внимания и изучения. Многочисленные наблюдения показывают, что занимающиеся в двух школах, как правило, не обнаруживают нервно-психических признаков, свидетельствующих о переутомлении или перенапряжении. Это, разумеется, не исключает необходимости тщательного внимания к ним, создания таких условий, при которых музыкальные занятия явятся разрядкой, повышающей эмоциональный и, следовательно, общий тонус нервной системы.

Примеры детей, обучающихся в ДМШ, показывают, что музыка существенно влияет на улучшение успеваемости в общеобразовательной школе. Большинство учащихся имеет оценки «хорошо» и «отлично» в обеих школах. Таким образом, занятия музыкой — одна из форм гармонического воспитания детей, которая может быть расширена за счед включения в нее и других видов искусства.

Формирование музыкальных способностей, которое осуществляется в детских музыкальных школах, на практике подтверждает возможность всестороннего развития личности. К этому нужно добавить, что искусство способствует повышению восприимчивой и, развитию различных способностей, овладению разнообразными видами деятельности. Биографии выдающихся музыкантов — Ф. И. Шаляпина, Дж. Энеску, С. В. Рахманинова и многих других — показывают, что художественная одаренность сама по себе многогранна. Искусство объединяет художественно-эмоциональные и познавательно-интеллектуальные компоненты одаренности и тем самым расширяет возможность формирования специальных способностей.

Музыка по своей природе социальна, коммуникативна. Она предназначена для общения, раскрывая мысли, чувства, переживания композитора и исполнителя, она ищет сочувствия вовне, сила ее воздействия на слушателей заключается в том, что она выражает свойственные и им самим чувства. Композитор и исполнитель, воплощая в музыке радость и горе, хорошее настроение и печаль, делятся сокровенными переживаниями со слушателями, но достигают понимания только тогда, когда вызывают сопереживание. По сути, музыкальное искусство, в эстетическом понимании, это всегда коллективное сотворчество.

Роль музыки в эстетическом воспитании детей и юношества

Изд. «Музыка». Л. 1981, с. 14-29.

Опубликовать в своем блоге livejournal.com

События:

27 Ноябрь,2017
XI научная конференция «Генетика человека и патология»

30 Июнь,2017
Российская научно-практическая конференция с международным участием «Школа В.М. Бехтерева: от истоков до современности»

18 Июнь,2017
13th World Congress of Biological Psychiatry

16 Июнь,2017
IV научно-практическая конференция «Психотерапия и психосоциальная работа в психиатрии»

14 Июнь,2017
Научно-практическая конференция с междунарожным участием «Современная наркология: достижения, проблемы, перспективы развития»

09 Июнь,2017
кая псиъиатрическая б

01 Июнь,2017
Научно-практическая конференция «Актуальные проблемы психиатрии и наркологии»

26 Май,2017
Межрегиональная научно-практическая конференция «Актуальные вопросы суицидологи»

25 Май,2017
II Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Университетская клиника психиатрии – союз науки и практики»

18 Май,2017
Научно-практическая конференция с международным участием "Школа В.М.Бехтерева: от истоков до современности"

18 Май,2017
III Волгоградская региональная междисциплинарная научно-практическая конференция для специалистов, работающих в сфере охраны психического здоровья «Психиатрическая помощь от рождения до старости»

11 Май,2017
V региональная научно-практическая конференция «Соматопсихиатрия и нейропсихиатрия»

04 Май,2017
19th Conference of the International Society for Bipolar Disorders

Читать все новости >>








| Главная | Структура центра | История НЦПЗ | Совет молодых ученых | Костромские школы молодых ученых | Новости | Профсоюз | Правовые документы | Вакансии | О сайте | Научная работа | Научные отделы и лаборатории | Публикации сотрудников | Диссертационный совет | Авторефераты диссертаций | Музей НЦПЗ | Для научных сотрудников НЦПЗ | Центр коллективного пользования «Терапевтический лекарственный мониторинг» | Образовательная деятельность | Ординатура | Аспирантура | Дополнительное профессиональное образование | Студенческий научный кружок | Нормативные документы | Платные образовательные услуги | Информация для обучающихся в ординатуре и аспирантуре | Лечебный процесс | Клинические отделения | Условия и порядок стационирования | Прейскурант платных медицинских услуг | Перечень заболеваний | Отзывы о работе клиники | Клиника (фотогалерея) | Библиотека | Научная литература для специалистов | Материалы конференций | Авторефераты диссертаций | Пособия для врачей | Психометрические шкалы | Болезнь и творчество | Галерея | Журнал «Психиатрия» | Перечень тематических журналов, рекомендованных ВАК | Перечень тематических журналов в международных БД | РИНЦ | Russian Science Citation Index (RSCI) | Полезные ссылки | Журнал «Психиатрия» | Неспециалистам | Контакты